Папин сценарий —
умереть в марте
в возрасте 65-ти лет
я осознала давно.
Готовилась.

Три месяца

ежедневно

писала папе на звёздочку

благодарность за его благословение

моего здорового долголетия.

В сакральный день,
27 марта, я летела из Египта.

Дежурные сопровождающие,
доченька Алена и внук Назар,
находились со мной в том же самолете.
Доця переживала за меня.

Но самое интересное было накануне.
Я пошла на УЗИ сердца. Болело.
Стресс был хронический, полтора года.
И острый — месяц.
Хотела узнать, сколько же там
«шрамов
от перенесённых на ногах инфарктов».

УЗИ умилило и доктора, и меня.
Красивое здоровое сердечко!

Ташожтакое!

И тут я вспоминаю, что папа умер
не от инфаркта, а от инсульта.

Дети настояли, и я купила супер-тонометр.
На руку, как часики.
Одна кнопочка.
И результат.

Я скрывала от всех результаты моих измерений.
Работала и в Киеве, и в Одессе.
Восемь перелетов за март.
Скрывала потому, что очень хотела в Шарм.
Там собрались мамочки.
Только спрашивала у мужа,
какое давление могут выдержать сосуды.
Ответа не получала.
Напомнила всем о том, что врачи делают тату на груди с просьбой не спасать их от инсульта.

А мой новенький прибор показывал мне

263/185.

Две недели.

Пока Аленка с Назарчиком, перед Египтом,
не приехали в Одессу.

При измерении стало внезапно

130/80.

Ташожтакое!

1) Я устанавливала тонометр,
как часики, экраном вверх.
А надо экраном на пульс.

2) Меряла сидя на кровати,
положив руку на постель.
А надо лёжа,
чтобы сердце и пульс на руке
были на одном уровне.

ОбезьянасгранатойЯ!

И давление, как у космонавта!

Ура!
Три раза!

Татьяна Калашник